Э.Абрамян
С.Горожанин
С.Дробязко
М.Сурдин
С.Чуев

Наша страна

Оstbatalion

История Власовской армии

Между Сталиным и Гитлером

Журнал "Посев"

"Евразийский вестник"

 
Судьба России важнее судеб эмиграции

Из письма генерала А.И. Деникина начальнику Русского Общевоинского Союза
 генералу А.П. Архангельскому.
взято из журнала "Родина - Вторая Мировая война (неизвестные страницы)" 1991 год.

...Началась война. Вы отдали приказ 1 сентября 1939 г.: “Чины РОВС-а должны исполнить свое обязательство перед страной, в которой они находятся, и зарекомендовать себя с лучшей стороны, как подобает русскому воину”. Что касается принявших иностранное подданство — это дело их совести. Но призывать служить одинаково ревностно всем — и друзьям и врагам России — это обратить русских воинов-эмигрантов в ландскнехтов.
   Советы выступили войной против Финляндии. Вы “в интересах (якобы) русского национального дела” предложили контингенты РОВС-а Маннергейму. Хорошо, что из этого ничего не вышло. Ибо не могло быть “национального дела” в том, что русские люди сражались бы в рядах финляндской армии, когда финская пропаганда каждодневно поносила не только большевиков и СССР, но и Россию вообще, и русский народ. А теперь уже нет сомнений в том, что при заключении перемирия Ваши соратники, соблазнившиеся Вашими призывами, были бы выданы Советам головой, как выдают теперь “власовцев”.
   Допустим, что это были ошибки. Всякий человек может добровольно заблуждаться. Но дальше уже идут не ошибки, а преступления.
   Челобития Ваши и начальников отделов РОВС-а о привлечении чинов его на службу германской армии, после того, как Гитлер, его сотрудники и немецкая печать и во время войны, и задолго до нее высказывали свое презрение к русскому народу и к русской истории, открыто проявляли стремления к разделу и колонизации России и к физическому истреблению ее населения,— такие челобитные иначе как преступными назвать нельзя.
   Пропаганда РОВС-а толкала чинов Союза и в немецкую армию, и в иностранные легионы, и на работу в Германию, и в организацию Шпеера, вообще всюду, где можно было послужить потом и кровью целям, поставленным Гитлером. Уже 23 апреля 1944 г., когда не только трещали все экзотические легионы, но и сама германская армия явно шла к разгрому. Вы еще выражали сожаление: “даже к участию в “голубой испанской дивизии” не были допущены белые русские... Для нас это было горько и обидно...”
   Но самое злое дело — это “Шютцкор” — корпус, сформированный немцами из русских эмигрантов, преимущественно из чинов РОВС-а в Югославии. Он подавлял сербское национальное восстание против немецкого завоевания. Тяжело было читать ростопчинские афиши главных вербовщиков и Ваше “горячее пожелание всем сил и здоровья для нового подвига и, во всяком случае, для поддержания зажженного ген. Алексеевым света в пустыне”. Должно быть, праведные кости ген. Алексеева, покоящиеся на сербской земле, перевернулись в гробу от такого уподобления.
   У Вас не могло быть даже иллюзии, что немецкое командование пошлет “Шютцкор” на Восточный фронт, ибо оно никогда такого обещания не давало.
   В результате почти весь “Шютцкор” погиб. Погибло и множество непричастных русских людей не только от злодейства чекистов, но и благодаря той ненависти, которую вызвали в населении Югославии недостойные представители нашей эмиграции. Русскому имени нанесен был там жестокий удар.
   Правда, в 1944 г. Вы охладели к “Шютцкору”, “из которого стали уходить здоровье и хорошие элементы”, но было уже поздно. Ваши устремления направились на РОА, или так называемую “Армию Власова”. И в то время, как несчастные участники ее, попав в тупик, проклиная свою судьбу, только и искали способов вырваться из своей петли, Вы с сокрушением писали: “нас не только не допускают в РОА, но, во многих случаях, даже ограничивают наши возможности общения с ними” (...).
   Теперь, в свете раскрывшихся страниц истории, невольно встает вопрос: что было бы, если бы все призывы руководителей РОВС-а были услышаны, если бы все намерения их были приведены в исполнение? Только недоверие к нам немцев и пассивное сопротивление большинства членов Союза предохранило их от массовой и напрасной гибели.
   Вот те мысли, которые были высказаны мною на закрытом собрании, по возможности щадя Вас, и которые, по словам ген. Ионова (начальники отдела РОВС-а в Северной Америке), вызвали “общее негодование лучшей части Белого воинства против ген. Деникина”.
   Позвольте мне не поверить ни Вам, ни ген. Ионову.
   После четверти века небывалых в истории испытаний уцелевшее русское воинство, раскиданное по всему земному шару, в большинстве своем и “в лучшей части” сохранило русский дух и русское лицо.
   Ваше Превосходительство! Когда-то, в роковые дни крушения Российской империи, я говорил:
    - Берегите офицера! Ибо от века и доныне он стоит верно и бессменно на страже русской государственности.
   К Вам и к тем, что с Вами единомышленны, эти слова не относятся.

ОБРАЩЕНИЕ ГЕНЕРАЛА А. ДЕНИКИНА К ДОБРОВОЛЬЦАМ 15 НОЯБРЯ 1917-1944 гг.

    Двадцать седьмую годовщину основания Добровольческой армии мы вспоминаем в обстановке, весьма отличной от той, которая существовала последние четыре года. Но не менее сложной, вызывающей целую гамму противоречивых чувств и застающую русскую эмиграцию опять на распутьи. А подонки ее - вчерашние мракобесы, пораженцы, гитлеровские поклонники - уже меняют личины и славословят без меры, без зазрения совести новых господ положения...
   Обстановка в международном масштабе в корне изменилась. Враг изгнан из пределов Отечества. Мы - и в этом неизбежный трагизм нашего положения - не участники, а лишь свидетели событий, потрясавших нашу родину за последние годы. Мы могли лишь следить с глубокой скорбью за страданиями нашего народа и с гордостью — за величием его подвига. Мы испытывали боль в дни поражений армии, хотя она и зовется “Красной”, а не Российской, и радость - в дни ее побед. И теперь, когда мировая война еще не окончена, мы всей душой желаем ее победного завершения, которое обеспечит страну нашу от наглых посягательств извне.
   Но не изменилась обстановка внутрироссийская. В дни, когда весь мир перестраивает свою жизнь на новых началах международного сотрудничества, социальной справедливости, освобождения народного труда и самодеятельности от эксплуатации капиталом и государством, не могут народы российские пребывать в крепостном состоянии. Не могут жить и работать без самых хотя бы необходимых условий человеческого существования:
   1) Основных свобод,
   2) Раскрепощения труда,
   3) Упразднения кровавого произвола НКВД,
   4) Суда - независимого, равного для всех, основанного на праве, законе, чуждого партийного лицеприятия и административного воздействия.
   Пока этого нет, мы будем идти своим прежним путем, завещанным нам основоположниками Добровольчества, какие бы тернии ни устилали наш путь.
   Ибо судьбы России важнее судеб эмиграции.

Из коллекции редакции журнала “Часовой” Архива Гуверовского института войны, революции и мира Стэнфордского университета (Калифорния, США),

Публикация В. БОРТНЕВСКОГО



Плакаты
Листовки
Издания
Униформа
Знаки различия
Награды
Организации
Музыка
Документы

«ХиВи»
«ВАРЯГ»
«ДРУЖИНА»
РОНА
Казачьи части
Вооруженные силы КОНР
Восточные легионы
РОА OSTFRONT